Про Линукс. Простым языком

17.04.2007

Монополия на свободу

Filed under: О свободе — CONDOR @ 07:54

Мне вспоминается небезызвестная песня Макара:

Ты шёл как бык на красный свет:
Ты был герой, – сомнений нет;
Но если все открыть пути: куда идти и с кем идти?
Как ты тогда найдёшь свой путь?

Мы так много и часто говорим о свободе, что иногда кажется, что её у нас нет и не было ни когда. А между тем, за словами о свободе мы начали забывать, что такое свобода. В современном европейском обществе «свобода» уже давно и прочно ассоциируется с правами человека. Эти права охватывают все сферы жизни человека и нет сомнений в том, что права человека являются неотъемлемой частью прав пользователя ПО. Как часто мы сталкиваемся с ситуациями, когда наши права ущемлены или же нарушены. И в этом случае мы начинаем говорить о притеснениях и начинаем бороться за наши права. А когда побеждаем и больше не с кем и не с чем бороться начинается эффект посттравматического шока, который достаёт в самый не подходящий момент. Так и со свободой: мы так к ней стремимся, что когда достигаем её в тяжёлой борьбе просто понятия не имеем, что же нам с ней делать. Это относится и к свободе, о которой мы говорим на страницах этого блога.

Та свобода, о которой мы говорим, касается прежде всего сферы высоких технологий, к которой на сегодняшний день имеют отношения даже те люди, которые далеки от этой тематики в профессиональном плане. Объективно это вызвано расширением рынка компьютерных технологий, который за последние двадцать лет серьёзно увеличил своё влияние на все стороны жизни и деятельности человека. А с увеличением клиентской базы рынка компьютерных технологий стала очевидна потребность в разрешении вопросов взаимодействия производителя и пользователя. В действительности, подобные проблемы с незапамятных времён решались в правовом поле посредством законодательных актов об авторских правах и о правах потребителей. Однако нет совершенных законов человеческих, и конфликты между производителями и пользователями со временем стали разве что не нормой. В действительности, подобные конфликты случаются не только в сфере программного обеспечения, но и в сфере аппаратного обеспечения. Тем не менее, именно конфликтное положение вещей в сфере программного обеспечения находится на виду у всех и затрагивает подавляющие большинство конечных пользователей. И то, что происходит в этой сфере непосредственно затрагивает вопросы свободы разработчика, производителя и конечного пользователя. Думаю, что об этих свободах мы с вами и поговорим.

«Свобода» понятие весьма растяжимое, но при этом может быть весьма чётко сформулировано и быть весьма недвусмысленным. По существу «свобода» является понятием как религиозно-философским, так и весьма правовым, а значит, – весьма практичным понятием, которое затрагивает всякого человека. Однако для нас существеннее именно правовой, а значит практичный подход к свободе. Дело в том, что такие понятия как «свобода пользователя», «свобода производителя», «свобода разработчика» и т.п. являются как религиозно-философскими, так и юридическими понятиями, которые определяются посредством как религиозно-философскими способов, так и посредством законодательных актов. И в этом контексте важно отметить, что применительно к нашей тематике все эти термины, связанные с правом в сфере программного обеспечения, проистекают из законодательных актов об авторских и смежных с ними правах.

Когда-то, на заре компьютерной эры, разработчики и софта и железа были по существу одной компанией и не было особых трений между ними. Однако, это было связано с тем, что ведущим лабораториям, как государственным, так и частным, было запрещено вести коммерческую деятельность, что и служило своеобразным защитным механизмом от барышничества. Впрочем, в 60-е – 70-е годы даже крупнейшие корпорации не сильно задумывались о возможности заработать на высоких технологиях. Дело в том, что многим специалистам перспективы развития компьютерной индустрии представлялись весьма фантастичными и отдаленными. Тем не менее, в начале 70-х годов стало очевидным, что компьютеры могут придти в дома обычных пользователей, но на это необходимо некоторое время. В те времена компьютер и ПО для него по существу были одним целым: тогда ещё было невозможно собрать компьютер отдельно и приобрести ПО отдельно. В принципе, всё началось с IBM, выпустившей в свет первый персональный компьютер как раз в первой половине 70-х годов, а дальше – процесс пошёл.

Да, действительно, в те времена лицензионные вопросы и вопросы правовых взаимоотношений производителя и пользователя представлялись не самыми важными, потому что все были упоены успехом в сфере высоких технологий, да и первыми домашними пользователями по-прежнему были всё-таки профессионалы, а так же те, кто просто стремился ко всему новому. Ведущими лицензиатами того времени несомненно были университеты. Собственно говоря, со временем почти вся разработка ОС Unix, например, перекочевала из лаборатории AT&T в университетские лаборатории Калифорнии: AT&T с подачи Томпсона и Риччи лицензировала код для университета Беркли. Это способствовало ускорению разработки университетской ОС и в итоге привело к созданию ОС BSD. А эта ОС выросла в итоге в целое семейство операционных систем. И эти системы от Linux отличает кроме всего прочего то обстоятельство, что в отличие от детища Линуса Торвальдса в каждой из BSD систем имеется в наличие своё ядро: например, OpenBSD и NetBSD и FreeBSD имеют разные ядра, хоть и аналогичной архитектуры. А детище Линуса имеет в наличии «ядро от Линуса» и это в принципе не зависит от дистрибутива.

Итак, в начале компьютерной эры мало думали о правовых аспектах компьютерной индустрии: это являлось стимулом к развитию технологий: по существу были созданы почти идеальные лабораторные условия, в которых и зарождалось то, что мы можем сегодня лицезреть. Важно отметить, что условия, которые были созданы для разработчиков, отличала весьма высокая степень свободы. По существу, это была атмосфера свободы, которая и способствовала сравнительно быстрому развитию компьютерной индустрии. В тот период времени между профессионалами не было секретов друг от друга (исключение: работы выполняемые по заказу правительства, но даже в этом случае бывали исключения: например, то, что сегодня мы называем Интернет), что способствовало более быстрой генерации идей с их последующей реализацией.

Время шло, и начали появляться сугубо коммерческие проекты и на этом деле начали зарабатывать весьма неплохие деньги. Дело в том, что, например, IBM к началу 70-х годов осознала необходимость рассматривать сферу высоких технологий в качестве потенциального рынка на котором ещё и деньги заработать можно: это дало необходимый импульс для развития аппаратного обеспечения компьютера. А к середине 80-х годов оформились и софтверные гиганты, которые начали реализовывать сугубо коммерческие проекты в сфере ПО, которые были уже направлены на достижение обычных пользователей. И таким образом клиентская база корпораций начала потихоньку расти. А в середине 90-х годов по существу начался бум в сфере высоких технологий и можно считать, что с этого момента высокие технологии в виде аппаратного и программного обеспечения пришли в дома пользователей в действительности весьма далёких от высоких технологий в профессиональном плане.

Необходимо отметить, что с появлением коммерческого вектора в сфере компьютерных технологий, ориентированного на не профессиональных и профессиональных пользователей появилась очевидная потребность защиты интеллектуальной собственности разработчиков и производителей аппаратного и программного обеспечения. Однако, стремление некоторых корпораций к монопольному доминированию на рынке компьютерных технологий привело к появлению ряда общественных и профессиональных организаций, которые выступали и выступают за то, что бы не допустить монополизации рынка компьютерных технологий.

Free Software Foundation (Фонд Свободного Программного Обеспечения) – организация, созданная в 1984 году Ричардом Столманом для реализации идей свободного программирования. К 1989 году была подготовлена и выпущена GPL, Генеральная Общественная Лицензия Фонда Свободного Программного Обеспечения. Особенностью данной лицензии является то обстоятельство, что она регулирует правовые основы разработки, распространения и использования программного обеспечения выпущенного и распространяемого на её условиях. Официальный текст данной лицензии распространяется на английском языке и именно этот текст имеет полную юридическую силу. На сегодняшний день, к сожалению, нет официального перевода на русский язык, который имел бы юридическую силу. Однако необходимо заметить, что любой человек мало-мальски знакомый с английским языком увидит в тексте лицензии однозначные указания на то, что речь в ней идёт прежде всего о свободе, но ни как не о цене. Тем не менее, мы практически постоянно слышим о «бесплатности» Linux, хотя очевидно, что подобное представление сей системы противоречит юридическим основам её существования, а значит по существу является неверным. Однако, такое представление системы Linux противоречит не только юридической основе системы, но и нравственной основе Генеральной Общественной Лицензии, под которой Linux и выпускается. Необходимо заметить, что нравственные основы GNU GPL не менее важны для понимания, чем основы юридические. Ключевым моментом в нравственной основе сей уникальной в своём роде лицензии является осознание всеми сторонами своих прав и обязанностей по отношению друг к другу. Мы очень много говорим о свободе, забывая часто о том, в чём и каким образом эта самая свобода выражается. А между тем, в контексте библейского учения «свобода» является сочетанием наших прав и обязанностей. К сожалению, мы склонны больше говорить о первом, чем о втором, но дело в том, что первое и второе неразрывно связаны друг с другом. В этом контексте, думаю, очевидно, что невозможно подчёркивать преимущество одной стороны вопроса в ущерб другой. Наша свобода прежде всего связана с правом выбора и ответственностью за этот самый выбор. К огромному сожалению, подавляющие большинство пользователей весьма слабо представляют себе эти составляющие нашей свободы. В этом и заключена, на мой взгляд, причина непонимания такого понятия как свобода обычными пользователями. Свобода пользователя понимается весьма часто как вседозволенность, но это не так. На самом деле, свобода пользователя базируется на ряде положений, которые многократно были представлены, например, Ричардом Столпменом, руководителем FSF. По существу он говорит об этом непрестанно на протяжении уже не одного десятилетия. И нельзя сказать, что его голос не услышан; тем не менее, применительно к нашей стране, свобода оказывается весьма растяжимым понятием, что привносит некоторую путаницу в определение свободы пользователя, да и «борцы за свободу» так же вносят свою лепту в эту путаницу в сознании пользователя.

В библейском же контексте очевидно, что свобода представляет собой конгломерат прав и обязанностей. Например, в Эдемском саду Адам был волен делать, что хотел, когда и как хотел, но было и ограничение, связанное с плодами от некоего дерева посредине сада (книга Бытие, 2:16,17). В этом контексте весьма актуальны слова Марка Нильсена о том, что «человек должен иметь возможность быть несвободным». По существу, это так же является подмножеством «свободы» и напоминает человеку об ответственности за его действия. Не об этом ли говорит апостол Павел, когда утверждает, что «всё мне позволительно, но не всё полезно»? Дело в том, что мы так иногда стремимся к свободе, что она превращается из средства в самоцель. В действительности, «свобода» в библейском контексте несомненно представляет собой весьма гибкий инструмент, сочетающий в себе как права, так и обязанности индивидуума и сообщества в целом. В современном нам светском обществе весьма сильный упор делается на права индивидуума и по этой причине люди часто дезориентированы в том, что есть истинная свобода, понимая свободу в качестве вседозволенности или же приоритета их прав пред правами других людей. В действительности, свобода имеет два измерения: вертикальное и горизонтальное. Вертикальное измерение определяет наши взаимоотношения с Богом; а горизонтальное измерение определяет наши взаимоотношения между собой. В светском обществе эти факторы, к сожалению, остаются в тени, но именно эти моменты являются прочным основанием нашей свободы. Тем не менее, в контексте светского общества свобода означает, что человек может делать то, что он хочет, как он хочет и тогда, когда он хочет. Но при этом светский подход к свободе всего лишь одна из множества граней этого «сладкого» слова «свобода».

Итак, в свете вышеизложенного становится более чем очевидно то обстоятельство, что свобода пользователя (разработчика, производителя) является весьма растяжимым понятием и имеет множество граней. Например, основатель и идеолог FSF Ричард Столлмен основывает свободу пользователя на следующих весьма важных позициях:

1. Cвобода управлять программой для любой цели, как желает пользователь;
2. Cвобода изучать исходный код ПО и вносить в него изменения для достижения любой цели;
3. Cвобода помочь своему соседу: это свобода делать копии ПО и распространять его;
4. Свобода помочь сообществу пользователей: это свобода распространять и/или издавать изменённые копии ПО, как желает пользователь.

Внимательно изучив эти позиции, мы можем убедиться в том, что они декларируют не свободу пользователя, а только некоторую её часть. Очевидно, что в контексте вышеизложенного термин «свобода» всё-таки более рационально заменить на термин «право»: в этом случае позиции, предложенные Столманом обретают уже более функциональные очертания.

1. Право управления программой;
2. Право изучения исходного кода ПО и внесение в него изменений;
3. Право помочь своему соседу;
4. Право помочь своему сообществу.

Внимательно изучая эти позиции, мы можем увидеть, что они последовательно вытекают друг из друга и составляют ту самую базу, которая и определяется в качестве свободы пользователя. И в этой связи давайте рассмотрим каждую из позиций более пристальней. Итак, право управлять программой предполагает использовать её по своему усмотрению. Именно осуществляя управление (менеджмент) программой пользователь может изучать исходный код и вносить в него изменения, обмениваться копиями ПО, издавать и распространять модифицированные варианты ПО: и многое другое. Но для реализации этой возможности необходимо иметь доступ к исходным кодам программы. А для этого необходима определённая правовая база. В качестве этой самой базы и выступает Генеральная Общественная Лицензия Фонда Свободного ПО. Нет сомнений в том, что данная лицензия имеет как преимущества, так и недостатки. Тем не менее, на сегодняшний день GNU GPL является оптимальным решением для пользователей и разработчиков, которые желают обмениваться ПО между собой и вносить в него некоторые или же полные конструктивные изменения, или же не вносить никаких изменений вообще.

Впрочем, необходимо заметить, что кроме GNU GPL «на страже свободы» в сфере ПО стоит ещё одна лицензия о которой мы как-то забываем. Это лицензии BSD, ещё одной свободной реализации Unix Based System IV & V. Эти лицензии не менее популярны, чем лицензия GNU GPL от FSF. Особенностью этих свободных лицензий можно считать то обстоятельство, что эти лицензии «стоят на страже свободы» профессионального пользователя и разработчика ПО, предоставляя последнему возможности трансформации ПО из свободного в проприетарное. Например, некоторая часть кода FreeBSD, которая выпущена под лицензией FreeBSD, благополучно вошла в проприетарный код Microsoft Windows и Mac OS X, что в общем-то не стало катастрофой для мира свободного ПО. А дело в том, что «калифорнийские лицензии» допускают трансформацию кода в проприетарный. И в этом контексте мы можем увидеть, что мир свободного ПО не так уж и однороден, но весьма многогранен, что и предоставляет возможность любому конечному пользователю, да и разработчику и/или же производителю ПО, выбирать тот вариант, который соответствует его интересам. Именно наличие выбора является сутью нашей свободы: при отсутствии выбора, нет и свободы, о которой мы так много любим говорить. А вместе с правом выбирать появляется и реальная ответственность за этот самый выбор.

В контексте многообразия мира свободного ПО необходимо заметить, что ввиду своего многообразия сей мир к сожалению весьма полон конфликтов: Столлман противостоит проприетарному ПО, а сторонники различных лицензий (в том числе и свободных) часто противостоят друг другу. Естественно, что это не является свободой, но, скорее, представляет из себя некую форму рабства, оформленную в религиозно-политическую риторику. В этой связи интересно то обстоятельство, что большая часть пользователей Linux весьма далеки от этих «войн», что весьма благоприятно сказывается на тенденциях развития Linux и всего того, что с ним связано в той или же иной степени. По мнению Линуса Торвальдса, сообщество пользователей Linux снизило градус политических страстей в сфере свободного ПО, что благотворно отразилось на его развитии. Тем не менее, очевидно, что от политико-религиозной составляющей мир свободного ПО никуда, к сожалению, не ушёл и наверное существует необходимость учитывать сей фактор и в дальнейшем.

В библейском же контексте очевидно, что «религиозная война» между сторонниками различных концепций развития ПО к христианскому сообществу никакого отношения не имеет и иметь не может. А связано это прежде всего с тем, что светское понимание свободы и библейское понимание свободы весьма существенно различаются между собой: светское понимание свободы не предполагает присутствие Творца; библейское же понимание свободы основано на том факте, что Творец реально существует и действует в этом мире. Важно отметить то обстоятельство, что библейское понимание свободы не противоречит светскому пониманию свободы, равно как и не вступает с ним в конфликт, а просто является приоритетным для христианского сообщества. В этом контексте очевидно, что отношение христианского сообщества к проприетарному и свободному ПО должно строиться на библейской модели свободы, которая предполагает как право выбора, так и ответственность за выбор: если человек ни за что не отвечает, то такой человек вероятно находится в рабстве: а оно нам надо? :)

2 Comments »

  1. http://community.livejournal.com/ru_linux/1136008.html – тут есть интересные комментарии.

    Comment by timothy_ha — 18.04.2007 @ 22:08

  2. Свобода вечно была предметом обсуждения наук о человеке. Была и будет. Но рассматривая вопрос о свободе, мы не можем не рассматривать вопрос о необходимости. По Энгельсу свобода – это осознанная необходимость… Да, возможности применения достижений современной науки поистине безграничны. Но почему это должно быть удивительным? Мир разнообразен и бесконечен и сегодня, как ни когда еще, для нас это очевидно. Я один из тех кто верит, что возможности человеческого разума безграничны. А более важно сегодня понять что имеет первостепенную важность, а что вторично.
    Компьютеры окружают нас по всюду: они с нами, когда мы просыпаемся, они с нами, когда мы готовим пищу, они с нами, когда мы добираемся до работы, они с нами, когда мы работаем, они с нами, когда мы отдыхаем. Встает вопрос, стали ли мы свободнее с компьютером? Настолько ли необходим компьютер в нашей сегодняшней жизни? Вряд ли.
    Более того, нам приходится постоянно “обслуживать” его. Мы каждый месяц платим за интернет, мы каждый год покупаем новые детали. Зачем? Чтобы иметь возможность без тормозов играть в новые игры?
    Глобальное распространение компьютеров и наша наивная вера в то, что они смогут облегчить нам жизнь, принесло расплату: сегодня по всему миру существуют миллионы ботнетов, распространяющих спам и зловредное ПО, которое может принести вред там, где применение компьютеров действительно необходимо (научные исследования, медицина и т.д.). Огромное количество людей одновременно подключено к сети и вынуждено играть по её законам, хотят они этого или нет. Это та свобода, которую подарило нам развитие техники и ПО?
    Это еще осложняется тем, что сегодня очень много спекулируют на понятии свободы. Сегодня свободу предлагают на страницах газет, по волнам радио, свободу можно купить, её можно обменять, её можно даже скачать или заказать по почте) За борьбу за свободу даже выдают гранты. Становимся ли мы реально свободными, просто используя то, что нам предлагают компании под ярлыком GNU? Как это ни печально, но это те же оковы, только золотые. Хотим мы или нет, но мы все еще зависимы: зависимы от компьютера, от провайдера, от действий небольшой группы разработчиков, предлагающих нам то или иное ПО. Каков же выход? Самим учиться программированию и создавать свое ПО для своих нужд? Нет. Выход в том, чтобы определить что действительно важно, без чего мы не можем дальше благополучно существовать. Знание сегодня заключается не в том, чтобы знать как можно больше, а в том, чтобы знать, что нам не нужно знать.

    Что касается Библии. Сам этот труд имеет запутанное происхождение и разные части его порой противоречат друг другу. Поэтому необходимо с большой осторожностью цитировать её. Там упоминается о дереве с плодами познания. Но не упоминается о том, что было еще одно дерево – с плодами, дарящими бессмертие. Наша главная и первейшая цель, отведав плод познания, отведать и плоды бессмертия, разгадать тайну жизни и смерти. Без этого мы не можем двигаться дальше. Но как нам помогает компьютер в этом? Компьютер помогает смоделировать сложные молекулы ферментов, но с помощью того же компьютера создаются виртуальные миры в он-лайн играх, попадая в которые начинаешь сомневаться в светлом будущем.

    Наше желание свершать дела лишь по одному клику мышки и не затрачивать на это ни капли усилий ни физических ни волевых, ни умственных оборачивается для нас тем, что мы становимся рабами машин, которые сами создали.

    Comment by Alexander Bor — 26.10.2009 @ 14:23

RSS feed for comments on this post. TrackBack URL

Leave a comment

You must be logged in to post a comment.

Powered by WordPress